Самая первая запись

Здравствуйте.
Меня зовут Алексей, я букинист из Москвы. В ЖЖ меня изначально привел интерес к советской книжной графике, увлекался детскими иллюстрированными изданиями. Но время шло, круг интересов расширялся. На смену детским книгам пришла литература серебряного века, мемуары деятелей культуры русского зарубежья. Сейчас изучаю отечественную и зарубежную библиографию  периодики на русском языке,собираю автографы.  По роду своей деятельности часто имею дело с редкими изданиями времен октябрьского переворота и гражданской войны в России. Чтобы не утонуть в первоисточниках вынужден что-то продавать. Хотелось бы найти единомышленников на страницах ЖЖ.
Корней Иванович

Человек человеку – волк

Наблюдая окружающую действительность, обратил внимание на интересную закономерность - все принятые в последнее время законы, прямо или косвенно призывают граждан стучать друг на друга.

"Новоявленные Иуды"


Камеры фиксации нарушений ПДД с 2014 года отданы на откуп частным организациям. Теперь любой гражданин, зарегистрировавшийся как ИП (или самозанятый) и способный наскрести миллиона полтора на мобильную камеру, может, заключив соответствующие договора, выходить на "большую дорогу".

Часть от суммы зафиксированных,  выписанных и оплаченных штрафов оседает в кармане такого предприимчивого господина. Невольно вспоминается рыбник из романа Шарля де Костера "Тиль Уленшпигель", который за донос получал имущество, погубленных им людей. Вот бы ему такую технику! Скольких Клаасов ему удалось бы отправить на костёр! Разница только в том, что современный рыбник платит налоги, ведь ныне это "уважаемый" бизнес, находящийся под охраной государства.

И вот перед нами уже не просто "стукач", который меньше всего думает о безопасности дорожного движения, а рыцарь в сверкающих латах, спаситель отечества. За деньги… Законодатели готовят подарок таким бизнесменам в 2019 году – снижают порог допущенного превышения скорости до 10 км./час.

А вот мобильное приложение, специально созданное для "активных граждан", которые чувствуют призвание борцов с нарушениями правил парковки. Стоит только отснять неправильно припаркованную машину, и тридцать серебряников гарантированы. Нарушителю же – штраф. Потому, что, во-первых: где это он на такую тачку наворовал?!; во-вторых: никто ничего не узнает, приложение поддерживает полную анонимность.

Или кто-то не предоставил кассового чека за проданные товары. На него надо немедленно донести в Налоговую инспекцию. Негодяй не выполняет требования 54ФЗ! Ату его!

Для тех, кто не в курсе:

Старый анекдот: "Прейскурант публичного дома: сношающиеся – 10$, наблюдающие за сношающимися – 20$, наблюдающие за наблюдающими за сношающимися – 30 $.

54ФЗ : сношающиеся – 10$, сношающиеся – наблюдающим за сношающимися – 20$, сношающиеся – наблюдающим за наблюдающими за сношающимися – 30$.

Эпилог


По традиции, бытующей в Российской Федерации уже не одно десятилетие, один за другим создаются бизнесы по принципу "а ну-ка отними". Не надо ничего производить, к чему эти советские предрассудки? Мы же, минуя стадию товарного производства, прямо вступим в цифровую эру! Да чего там, уже вступили! Да и журнал "Здоровье" прямо так и указывает: - Нервные клетки не восстанавливаются.

И плывут и плывут в народ соответствующие законы и уточнения к ним, призванные снова разделить общество на "наших" и "не наших", "своих" и "чужих", "белых" и "красных". Наступление ведется на наше единство, которое и есть то, что отличает нас от " просвещённой Европы". Потому что именно благодаря единству нам и удавалось побеждать в Великих Отечественных и Мировых Войнах, и только в гражданскую, мы все проиграли…
Корней Иванович

Мандт

(Голос минувшего №2 февраль 1914)
Мандт был вывезен в Россию императрицей Александрой Федоровной, расположением и доверием коей пользовался даже после смерти Николая. В Германии он никаким авторитетом не пользовался и к тамошним ученым силам не принадлежал. Карьера его была исключительно придворная, а не ученая. Будучи уже в России, он выдумал особый способ лечения, названный им атомистическим, который наукой признан не был и сделал своему изобретателю только репутацию шарлатана.
Корней Иванович

Тайна смерти Николая I

Голос минувшего №2 февраль 1914
Вскоре после смерти Николая Павловича Мандт исчез с петербургского горизонта. Впоследствии я не раз слышал его историю. По словам деда, Мандт дал желавшему во что бы то ни стало покончить с собой Николаю яду... Когда петербургское общество, следуя примеру двора, закрыло перед Мандтом двери, дед один продолжал посещать и принимать его. Находили, что Мандт, как врач, обязан был скорее пожертвовать своим положением, даже своей жизнью, чем исполнить волю монарха и принести ему яду. Дед находил такие суждения слишком прямолинейными. По его словам, отказать Николаю в его требовании никто бы не осмелился. Да такой отказ привел бы еще к большему скандалу. Самовластный император достиг бы своей цели и без помощи Мандта: он нашел бы иной способ покончить с собой и, возможно, более заметный. Николаю не оставалось ничего другого, как выбирать между жребием или подписать унизительный мир (другого ему союзники не дали бы), признать свои вины перед народом и человечеством, или же покончить самоубийством. Безгранично гордый и самолюбивый Николай не мог колебаться и сохранить жизнь ценой позора...
Корней Иванович

Автограф-артефакт


Купить
ЩЕГЛОВ, Иван Леонтьевич (настоящая фамилия -- Леонтьев) [6(18).I.1856, Петербург -- 4(17).IV.1911, Кисловодск] -- прозаик, драматург. Родился в дворянской семье. С трех лет "по бедности родителей" воспитывался в семье деда, барона В. К. Клодта фон Юргенсбурга (генерал от артиллерии, брат скульптора П. К. Клодта). В 1866--1874 гг. учился во 2-й Петербургской военной гимназии и в 1-м Павловском военном училище. В 1874 г. произведен в офицеры, служил в артиллерийских частях в Крыму и Бессарабии, принимал участие в русско-турецкой войне (в Закавказье); в 1878--1883 гг. служил в Петербурге, в Главном артиллерийском управлении. В 1883 г. вышел в отставку и занялся исключительно литературным трудом. (Русские писатели. XIX век. Библиографический словарь в двух частях. Под. ред. П.А.Николаева)
Живой интерес вызывает строка, отражающая дату смерти писателя - 4 апреля 1911 года. Теперь обратимся к тексту дарственной надписи: "Душевно-незаменимому и детски-искренно любимому Виктору Михайловичу Васнецову благословляющий его за все хворый Щегол !! 1 мая 1911 года". Из текста автографа следует, что в мае 1911 года Иван Щеглов был ещё жив.
Корней Иванович

Адмирал Лютьенс


Их было у Гитлера всего два, всего два линкора, неповторимых по своей мощи: «Бисмарк» и «Тирпитц». Почти близнецы, от одной матери – Германии, от одного отца – фашизма. Они были спущены на воду недавно, с официальным водоизмещением 35 000 тонн…

Германские архивы, вскрытые после войны, показали полный тоннаж линкоров в 52 700 тонн, и эти данные точно совпадали со сведениями, которые добыла перед войной советская разведка…

«Бисмарк» и «Тирпитц», два великана, могли развивать скорость до 30 узлов, обладая при этом дальностью плавания в 17 500 миль; линкоры несли на себе по 8 башенных орудий сокрушающего калибра, имели в ангарах самолеты, торпедное вооружение и команды в 2400 человек…

Восемнадцатого мая 1941 года германский линкор «Бисмарк» отвалил от пирса оккупированной польской Гдыни. Гарнизонный оркестр исполнил при этом печальную мелодию, прозвучавшую в это тихое утро траурно-щемяще. Впрочем, гитлеровский адмирал Лютьенс рассчитывал, что операция под кодовым названием «Рейнское учение» завершится благополучно…

В глубоком Датском проливе, что огибает Исландию с севера, в канале между минным полем и кромкой пакового льда, на английском крейсере «Суффолк» работал радар. Экраны локаторов заранее отметили приближение гитлеровского флагмана. «Суффолк» по радиопеленгу наводил на цель корабли флота метрополии. Они подошли и вцепились в «Бисмарк» клыками своих орудий.

Огонь был открыт противниками почти одновременно с колоссальной дистанции. «Бисмарку» удалось сразу же поразить «Хууд»; броня линейного крейсера, принесенная в жертву скорости, пропустила через себя немецкий снаряд, и он лопнул внутри погребов. Адский взрыв потряс один из лучших кораблей британского флота – из 1400 человек команды в живых остались только трое.

Немцы немедля перенесли огонь на новейший линкор англичан «Дюк-оф-Уэллс», и, сильно дымя, тот беспомощно отвернул в сторону. «Бисмарк» же имел два прямых попадания. Один из снарядов вскрыл в его носу обширные нефтехранилища, и теперь длинный жирный хвост тянулся по морю. Турбины в 138 000 лошадиных сил, прокатывая гребные валы винтов, сейчас уносили «Бисмарк» от преследования курсом на зюйд.

Подоспели британские крейсера и всадили в него первую торпеду. Огрызаясь огнем, «Бисмарк» уходил на Брест, и стрелки тахометров в его рубках указывали полное количество оборотов. К вечеру англичане опять настигли линкор, снарядами они разворотили ему надстройки… Карта боя рисует поразительную дугу: обогнув Исландию и Британские острова, «Бисмарк» лежал теперь на курсе, прямом как стрела, – на Брест, только на Брест (уже дымилась его крупповская шкура, которую надо было спасать).

А берлинские фанфары завывали на весь мир: радио Геббельса трубило о легкой победе над «Хуудом», о той страшной угрозе, которая нависла теперь над Атлантикой – этой главной военной артерией англичан. И тогда Британское адмиралтейство бросило против «Бисмарка» самые значительные свои корабли. От баз метрополии отошли линкоры «Кинг Георг V» и «Родней», авианосец «Викториуз», крейсера, эсминцы, подводные лодки. От Гибралтара устремился в битву линейный крейсер «Ринаун», от берегов Африки спешил линкор «Рамилиуз», летели в океан авианосец «Арк Ройял», крейсер «Шеффилд» и дивизионы эсминцев.

Англичане хотели спасти престиж своего флота. Но они сами не заметили, что, бросая почти весь свой флот против одного линкора, они невольно теряли этот престиж. Самолеты-торпедоносцы, поднятые с палуб авиаматок, нанесли по «Бисмарку» удар, и удачный: наконец-то линкор захромал, гася свою предельную скорость. Дождевые шквалы забушевали над Атлантикой, и на рассвете 25 мая британские крейсера потеряли «Бисмарк». Дальнейшие поиски его и погоня за ним быстро истощили топливные цистерны британских кораблей.

«Принц Эйген» пропал за пеленою дождевой мглы. Вся ярость травли обрушилась на «Бисмарк». Британские торпедоносцы в спешке свалили боевой груз на свой же крейсер «Шеффилд», который с большим искусством увернулся от попаданий. Наконец одна из торпед заклинила рули на «Бисмарке»; при сильном шторме линкор развернуло лагом к волне, и турбины бешено выли от усилий котельных установок. Экраны локаторов на «Бисмарке» отмечали появление британских эсминцев еще за 10 миль – и огонь башен линкора отгонял их прочь.

Насосы британских кораблей уже дохлебывали последние тонны горючего, когда «Бисмарк» сумел вторично оторваться от погони. Брест был уже недалек: казалось, еще немного, и спасение придет. Но над волнами пролетела косая тень британского «Норфолка» – эфир вздрогнул от призывов крейсера: «Он здесь, он тут, я его вижу…» И горизонт снова ожил. Башни линкоров дрогнули, орудия безжалостно и точно нащупывали цель.

На дистанцию в 50 кабельтовых к «Бисмарку» подскочил «Родней», и частыми залпами – в упор! – англичане лихо расстреляли его орудийные башни. Главная посудина Гитлера (искромсанная, пылающая, недвижимая) погибала, еще продолжая работать машинами, но орудия ее уже молчали. При погружении в воду раскаленные докрасна надстройки линкора окутались клубами шипящего пара, и это шипение скоро перешло в резкий протяжный свист. А в задраенной боевой рубке тонул обгорелый труп адмирала Лютьенса. Это произошло 27 мая в 11 часов утра в Атлантическом океане, всего в 400 милях от оккупированного немцами Бреста…
(Пикуль Реквием каравану PQ-17)

Корней Иванович

Иван Ефимович Андреевский


Русская старина 1892 г.
Оставляющим сегодня аудитории института и вступающим вновь в его среду в качестве его действительных членов и сотрудников удалось, конечно, из лекций и чтений института убедиться, что им предстоит, если не сделаться архивистами, если им удастся действовать в том или другом архиве, работа сколько интересная, столько-же и великодушная, в том смысле, что они работать будут для других, большею частью не упомянув об их скромном имени и их труде, как главном источнике, из которого теперь, как по праву, пользуются и государственные деятели и писатели, пожинающие лавры открытий. Так уже установилось это явление, делающее естественным, составляющим нечто необходимое. И благо той стране, где открыватели и реформаторы могут опереться на точные исторические данные и в своих политических начертаниях и благодеяниях не витать в области опасных фантазий, а стоять на верной положительной почве...