Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Самая первая запись

Здравствуйте.
Меня зовут Алексей, я букинист из Москвы. В ЖЖ меня изначально привел интерес к советской книжной графике, увлекался детскими иллюстрированными изданиями. Но время шло, круг интересов расширялся. На смену детским книгам пришла литература серебряного века, мемуары деятелей культуры русского зарубежья. Сейчас изучаю отечественную и зарубежную библиографию  периодики на русском языке,собираю автографы.  По роду своей деятельности часто имею дело с редкими изданиями времен октябрьского переворота и гражданской войны в России. Чтобы не утонуть в первоисточниках вынужден что-то продавать. Хотелось бы найти единомышленников на страницах ЖЖ.
Корней Иванович

Из истории Валаама (Абызов Ю. А издавалось это в Риге 1918-1940)

«Газета для всех»

Вышло 12 номеров. Последний — 17 марта (1940 года).

В № 10 обращение «К русским людям», в котором издатель хвалит свою газету за то, что в ней перепечатываются классики и сказки, но плохо то, что не хватает подписчиков. Еще бы полторы-две тысячи!

И уже верх гнусности: одобряет бомбежку Валаамского монастыря. «Все- очищающий огонь и советские бомбы прервали течение греховно-соблаз­нительного монастырского бытия, чтобы на его развалинах в урочный час возникнет (sic!) новый духовный Валаам».

Разумеется, пишется это в чаянии вознаграждения за службу. И оно состо­ялось: 28 июня Ржевский назначен на пост редактора «Русской газеты», кото­рая явилась как бы преемницей «Сегодня» в самые первые дни установления советской власти. Даже издателем еще механически числится "А/О Сегод­ня". Но вышло всего 5 номеров (последний — 2 июля), так как особой нужды в ней новая власть не испытывала. Издаваться стали «советские» газеты.

Корней Иванович

Булгаков М.А. Роковые яйца







Где-то пели весело и разухабисто, и с коней смотрели в зыбком рекламном
свете лица в заломленных малиновых шапках. То и дело, прерывая шеренги
конных с открытыми лицами, шли на конях же странные фигуры, в странных
чадрах, с отводными за спину трубками и с баллонами на ремнях за спиной. За
ними ползли громадные цистерны-автомобили, с длиннейшими рукавами и
шлангами, точно на пожарных повозках, и тяжелые, раздавливающие торцы,
наглухо закрытые и светящиеся узенькими бойницами танки на гусеничных лапах.
Прерывались шеренги конных и шли автомобили, зашитые наглухо в серую броню,
с теми же трубками, торчащими наружу, и белыми нарисованными черепами на
боках с надписью "газ", "Доброхим".
- Выручайте, братцы, - завывали с тротуаров, - бейте гадов... Спасайте
Москву!
- Мать... мать... - перекатывалось по рядам. Папиросы пачками прыгали в
освещенном ночном воздухе, и белые зубы скалились на ошалевших людей с
коней. По рядам разливалось глухое и щиплющее сердце пение:
...Ни туз, ни дама, ни валет,
Побьем мы гадов без сомненья,
Четыре с боку - ваших нет...